Главная » Археологические памятники предыдущий / следующий

Аятские поселения


ГАЛЕРЕЯ

Аятские поселения. Аятское озеро (по-мансийски аять означает «мокрый луг») — большой водный бассейн, до восемнадцати километров в длину и четырех-пяти километров в ширину. Это одно из красивейших мест в окрестностях Свердловска, хорошо известное всем рыболовам и охотникам.

Из озера Аять вытекает река Аять. На истоке реки из озера, на ее правом берегу, в толще культурного слоя залегает многослойный археологический памятник, типичный для древних поселений, расположенных по берегам озер. В нижних слоях его сохранились стоянки шигирской культуры. Более древние находки аналогичны вещам, обнаруженным на острове Макуша, а менее древние характеризуют дальнейшую жизнь шигирских племен в эпоху неолита, медного века и в период перехода от эпохи энеолита к эпохе бронзы.

Аятские древние поселения раскапывались среднеуральской археологической экспедицией в 1956—1957 годах и в 1959 году. За время полевых работ вскрыта вся основная площадь, занятая памятником. В толще культурного слоя здесь залегает пять разных археологических древних поселений и три разновременных могильника.

Раскопками экспедиции вскрыто 15 разновременных жилищ-полуземлянок шигирской культуры, незначительно углубленных в грунт, так как здесь близко подходят грунтовые воды. Полуземлянки шигирской культуры, вне зависимости от того, к какому периоду времени они относятся, все имеют овальную форму и отдельно пристроенные выходы из жилищ. Внутри жилищ найдены очажные ямы. Для более ранних периодов времени типичен очаг в центре жилого помещения; в более поздние периоды очаги располагаются у одной из земляных стен против входа. Между полом и перекрытиями вокруг жилища идет земляная полочка до 50—100 сантиметров ширины, на нее ставились вещи. В жилищах сохранились остатки центрального столба, на который опиралось конусовидное перекрытие из бревен, вбиваемых вокруг углубленной в грунт части. Стены жилищ, выходившие из ямы землянки на поверхность, присыпались вокруг земляной завалинкой. Часть жилищ гибла от пожара, но это трагическое событие древности всегда помогает археологу, так как после пожарища в жилище остается довольно много вещей. По расположению жилищ в толще культурного слоя устанавливается, какие из них более ранние, какие — более поздние. А по обнаруженным вещественным остаткам можно проследить постепенное развитие материальной культуры.

При раскопках жилищ эпохи неолита на Аяти вскрывается одна характерная особенность — ямы землянок заполнялись не культурным слоем, а глинисто-материковой почвой, что указывает на раннее освоение данного места.

Ямы от более поздних жилищ эпохи медного века обычно заполнены черным по окраске культурным слоем, возникшим к этому времени на памятнике.

Землянки середины третьего тысячелетия до нашей эры имели округлую форму, пристроенный длинный выход был окружен оградой. Орудия и посуда по форме и орнаменту преемственно связываются и с более ранними, и с более поздними неолитическими памятниками шигирской культуры (смотри рисунок «Керамика с правобережного Аятского поселения»).

В эпоху медного века шигирские племена на Аяти не жили. Их сменили племена андреевской культуры, а когда они ушли, то в период перехода от эпохи энеолита к эпохе бронзы здесь снова поселились шигирские люди. Они построили большой коллективный дом матриархально-родоплеменной общины, состоящий из семи овальной формы жилищ, соединенных между собой переходами и обнесенных общей оградой. Это — уже целый поселок одной родоплеменной группы. В каждом из жилищ был очаг. Большинство очагов располагалось, как и в жилище на Верхней Макуше, близ одной из стен. За пределами этого коллективного дома, внутри ограды, найдены хозяйственные ямы общего пользования. Среди других находок из камня и глины был найден медный пластинчатый топор без втулки.

Древние Аятские поселения содержат также памятник андреевской археологической культуры, названный Первым Аятским поселением. Памятник занимает собой повышенную часть местности. А жилища, вскрытые раскопками, были удалены от современного русла реки и от озера.

Жилища в этом памятнике представляли собой 22 землянки, четырехугольные по форме (смотри рисунок «Землянка с правобережного Аятского поселения»), чем они и отличаются от шигирских. К входу в землянку вели три земляные ступеньки. В центре жилищ — очаги. Вокруг стен землянок обнаружены ямы от массивных столбов. Площадь каждой землянки — 24—25 квадратных метров. На полу жилищ и в заполнявшей их почве обнаружено много находок. Раскопками вскрыты очажные ямы, ямы для хранения запасов, два подсобных или временных маленьких шалашеобразных жилища с вещами, типичными для данной культуры и тождественными тем предметам, какие обнаружены в самих жилищах.

Поселения андреевской культуры на Аяти относятся к концу третьего и самому началу второго тысячелетия до нашей эры — к медному веку Урала. Однако вскрытая раскопками материальная культура архаична, имеет неолитический облик, и никаких признаков использования в быту изделий из меди не найдено. Нет и предметов, указывающих на знакомство с земледелием.

Все найденные предметы говорят о том, что носители этой культуры занимались в основном рыбной ловлей, а охота имела второстепенное значение.

Каменные орудия — топоры, долота, стамески, сделанные из зеленого камня, — хорошо заполированы, имеют острые лезвия. Они широко использовались в быту при обработке дерева. Найдено много длинных, узких ножевидных пластинок с ретушью по краю, служивших ножами: таким пильчатым ножом хорошо обрабатывать рыбу. Стрелы отличаются от шигирских своими формами: у некоторых заполирована поверхность, другие обработаны ретушью. Скребки характерны древними формами. Были найдены также шлифованные кинжалы из камня.

Посуда, служившая для варки пищи и хранения запасов, высокая, по форме напоминает яйцо, разрезанное пополам, стенки или прямые, или незначительно расширенные к устью, по краю сосуда — ряд ямочных давлений. Вся посуда сделана не ленточной техникой, а из одного куска. В глине большая примесь молотого талька. Цвет черепков обычно зеленый. Стенки сосудов тонкие, с лощеной поверхностью, сплошь покрытые орнаментом. По большей части прокатка по глине штампа с зубцами в форме колесика. Мотивы орнамента несложные и стиль иной, чем у шигирских племен.

Среди вещей, обнаруженных в заполнившей жилища почве, найдены подвески — амулеты из камня того же типа, что и в погребении, засыпанном охрой. Это позволяет отнести погребение к памятникам андреевской культуры.

В 1929 году при ремонте плотины у Аятского озера и выемке балласта для плотины был обнаружен могильник (смотри рисунок «План могильника на реке Аять»), часть которого была снята при работах.

Могилы находились на границе песка и торфа и в торфяниковой почве на глубине от 30 до 70 сантиметров у истока озера Аять. Из раскопанной части могильника имеется четыре черепа и каменные орудия. Найденный при погребении кремневый нож не сохранился. На всей площади могильника встречались керамика и кремневые отщепы. Вещи и черепа переданы Свердловскому краеведческому музею.

В 1956—1959 годах на истоке реки из озера уральской экспедицией раскапывался еще один большой могильник. Более поздние захоронения врезались в толщу культурного слоя древних погребений. По условиям залегания на местности вскрытые раскопками погребения делились на верхние (вышележащие) и нижние (нижележащие). И те, и другие лежали неглубоко, не врезаясь в грунт.

В нижних погребениях умершего погребали головой на север, на спине, с руками, вытянутыми вдоль туловища. Черепа у всех деформированы. Справа у головы ставились горшки с пищей. В погребениях сохранились богатые поясные наборы, пряжки, бусы, браслеты, застежки и прочие вещи— украшения на одежду или личное оружие (смотри рисунок «Вещи из погребений IV-V веков на Аяти»). Найдено парное погребение мужчины и женщины — жены. До наших дней сохранились части ремней, пропитанные окисью меди. Вещи из меди, сплава меди с серебром, серебра с золотом, предметы из низкопробного серебра и железа были изготовлены местными жителями — калмацкими людьми. Вместе с тем вещи такого же типа найдены и у позднесарматских племен, встречались они и в могильниках этого времени в Башкирии и на западном склоне Урала. Большинство таких предметов обнаружено непосредственно на древних металлургических производствах, следовательно, есть все данные для того, чтобы считать, что поставщиками этих предметов и были калмацкие люди, в течение нескольких веков осуществлявшие торговые связи с другими уральскими племенами и степным сарматским миром. В то же время все эти племена были обособленными. Об этом говорит посуда — своя, неповторимая у каждого племени.

Аятские верхние погребения — пока единственный памятник конца первого тысячелетия нашей эры.

В верхних погребениях, вскрытых раскопками на Аяти, скелеты лежали в колодах, головой на запад. Рядом с ними обнаружены вещи из железа — кинжалы, ножи, топоры, стрелы — и украшения из серебра на одежду (смотри рисунок «Вещи из Верхних Аятских могил VIII-X вв. нашей эры»). Найдены перстни с печатками, бусы из белого и синего бисера, предметы для высекания огня. У могил оставлялись головы домашних животных. В одном из погребений оказался скелет собаки. Керамика не найдена.

Черепа во всех погребениях не деформированы. Некоторые из вскрытых погребений говорят о насильственной или преждевременной смерти похороненных здесь людей. В одном из погребений найдена железная стрела, вонзившаяся в позвонок, в другом — женщина, умершая от родов (в области таза лежали два скелета детей). Найдены скелеты горбуна и хромого человека (одна нога короче другой) с зажившим переломом кости. Можно считать, что эти погребения остались oт тех народов, которые предшествовали появлению здесь русских людей.

Слабая изученность памятников конца первого тысячелетия нашей эры не позволяет пока определить время конца существования данных памятников. Можно полагать, что культура, обнаруженная при раскопках верхних Аятских могильников, просуществовала в окрестностях Екатеринбурга до прихода русских, но это вопрос дальнейшего изучения поздних периодов заселения края и добытых раскопками черепов. Археологические памятники помигают восстановить прерванные нити, связывающие прошлое с настоящим, и нужно еще многое сделать, чтобы до конца восстановить эту связь.

Литература:

Берс Е.М. Археологические памятники Свердловска и его окрестностей. Свердловск, 1963.

Анкета по учету памятников первобытной культуры: сообщение служащего Шайдуринского сельсовета Невьянского района Свердловского округа Т. Севрюгина от 10 октября 1929 г. (по архиву А. А. Берса).

« Назад к списку

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ

Аятские поселения Общая карта

Общая карта

Аятские поселения Местная карта

Местная карта