Главная » Горные заводы предыдущий завод / следующий завод

Нейво-Алапаевский завод


ИНФОРМАЦИЯ
Год основания:1827   Специализация:Ж,Ч
Год закрытия:   Владелец:Яковлевы, Товарищество Алапаевских горных заводов наследников С.С. Яковлева, Русско-Азиатский банк

Нейво-Алапаевский (Алапаевский) чугуноплавильный и железоделательный завод, в XIX—начале XX веков — один из наиболее крупных металлургических заводов Среднего Урала, с 1830-х годов специализировавшийся на выпуске кровельного железа, до 1917 года — главный завод и центр Алапаевского горного округа наследников С.С. Яковлева.

Основан взамен закрытых Верхнеалапаевского и Нижнеалапаевского заводов путем переноса Алапаевского (Нижнеалапаевского) завода на новое место, в версте от прежнего местонахождения, из глубокой, узкой и темной долины маловодной реки Алапаихи — на обширную высокую ровную площадку на левом берегу полноводной реки Нейвы.

Строительство завода началось в 1825 году, сюда было перемещено оборудование демонтированных Алапаевского (Нижнеалапаевского) и других заводов, и уже в 1827 году он вступил в строй. В 1828 году задуты доменные печи: 25 февраля — первая, 12 октября — вторая. Ввиду сильного течения Нейвы на ней вместо плотины обычного типа построен «флютверк» — гидротехническое сооружение с водосливной плотиной, поверх которой свободно протекал водный поток, а вода к водяным двигателям — водяным колесам — подводилась искусственным каналом. Полноводная Нейва обеспечивала безостановочную работу всех заводских механизмов на полную мощность в течение всего года.

Плотинный мастер завода И.Е. Софонов изобрел и построил гидравлический двигатель принципиально нового типа — водяную турбину («горизонтальное водяное колесо»), которая была установлена и пущена в 1837 году при листокатальном стане. По сравнению с водяным колесом, при том же расходе воды, турбина развила вдвое большую мощность. Это была первая водяная турбина в России и одна из первых в мире. В Западной Европе французский инженер Б. Фурнейрон установил свою водяную турбину в 1834 году. На листокатальном стане при верхнебойном колесе в сутки прокатывалось 400-575 пудов болванки и получалось 450-500 листов, а с пуском турбины стали прокатывать 1000 пудов болванки и изготовлять 1000-1500 листов железа. Достоинства водяных турбин были настолько очевидны, что они сразу же нашли широкое применение, стали устанавливаться при прокатных станах, хвостовых молотах, воздуходувках. Замена традиционных водяных колес турбинами позволила модернизировать гидросиловое хозяйство завода, значительно увеличила его энергетическую мощность.

Две большие доменные печи (печь №1: высота. — 18 аршин (12,8 метров), ширина в распаре — 4 3/4 аршин (3,38 метра), ширина колошника — 3 аршина (2,13 метра); печь №2 — примерно таких же параметров), из которых традиционно по уральским обычаям постоянно действовала только одна, вторая была запасной, в 1827 году выплавили 391,4 тысяч пудов чугуна, что выдвинуло завод по количеству выплавленного чугуна на третье место в регионе после Нижнетагильского и Кушвинского заводов. При этом печь №1 дала рекордную для всего Урала годовую выплавку чугуна — 227 тысяч пудов за 337 суток действия, дав выход чугуна в 57% и выплавив на каждый 1 кубический аршин угля по 3 пуда 10 фунтов чугуна, то есть показала прекрасные и качественные результаты. Завод стал выплавлять чугуна в два раза больше, чем его выплавлял старый Алапаевский (Нижнеалапаевский завод). В 1840-е годы высота домны была увеличена до 22 аршин (15,65 метров), ширина распара — до 7 аршин (4,98 метра). Нейвоалапаевская домна считалась «гигантской», имела объем 4468 кубических футов (126,5 кубических метров) выплавляла в сутки до 1200 пудов чугуна (вторая по величине уральская домна на Нижнетагильском заводе имела объем 3880 кубических футов (109,8 кубических метров). В 1850-х годах, для обеспечения бесперебойной работы доменной воздуходувки в зимнее время, была установлена паровая машина в 35 лошадиных сил.

Завод имел мощные передельные производства, включавшие 20 кричных горнов и 20 хвостовых молотов, поставленных взамен традиционных среднебойных молотов, что позволило полностью перерабатывать весь выплавляемый на заводе чугун. В связи с этим четыре мелких передельных завода, перерабатывавшие чугун старого Алапаевского (Нижнеалапаевского) завода — Верхнеалапаевский, Верхнесусанский, Нижнесусанский и Нижнесинячихинский, — в 1824-1826 годах были закрыты. В 1840-х годах в кричном производстве было введено подогретое (до 50°С) дутье, что позволило увеличить выковку железа и улучшило качественные показатели. Если в 1820-е годы угар чугуна при переделе его в железо на заводе был очень высок — составлял 34,2%, то теперь он снизился до 21,5, стал ниже среднеуральской нормы. В 1850-х годах, в связи с казенным заказом на рельсы — их прокатка велась около трех лет — было введено пудлингование, установлены пудлинговые и сварочные печи.

Завод в основном выпускал сортовое и котельное железо, но уже с 1830-х годов начинает создавать листопрокатное производство, которое в дальнейшем станет его главной специализацией: были установлены два листопрокатных стана, приводимые в действие водяными турбинами. Установлена вагранка и организована в значительных размерах (до 50-60 тысяч пудов в год) отливка различных чугунных вещей, создано гвоздильное производство с изготовлением до 2-3 тысяч пудов гвоздей в год.

Была предпринята попытка развить медеплавильное производство. Выплавка меди достигла: в 1832 году — 3,37 тысяч пудов, в 1838-1843 годах — ежегодно в среднем — 3,3 тысячи пудов, в 1846 году — 3,8 тысяч пудов, но затем производство ее было прекращено и, на этот раз — уже окончательно.

3авод являлся предприятием с законченным циклом металлургического производства. Дореформенный период, 1827-1860 годы, был временем расцвета Нейво-Алапаевского завода, когда он по своим производственным показателям и технико-экономическим достижениям выдвинулся в число передовых, наиболее мощных, хорошо оснащенных и более успешно действовавших уральских металлургических заводов.

С февраля 1849 года до мая 1852 года Алапаевскими заводами управлял генерал-майор корпуса горных инженеров в отставке И.П. Чайковский — отец великого композитора. В доме, в котором в Алапаевске жила семья управляющего заводами, сейчас краеведческий музей и музыкальная школа имени П.И. Чайковского.

Накануне падения крепостного права в заводе имелись две доменные печи, вагранка, 20 кричных горнов, 6 пудлинговых печей и 7 сварочных. Энергетическое хозяйство составляли: 24 водяных колеса общей мощностью в 640 лошадиных сил, 12 водяных турбин в 720 лошадиных сил и одна паровая машина в 35 лошадиных сил, общая мощность всех двигателей составляла 1395 лошадиных сил. Выплавлено чугуна: в 1859 году — 431,8 тысяч пудов, в 1860 году — 400,8 тысяч пудов; выделано железа: в 1859 году — 323,8 тысяч пудов, в том числе кричного — 63,7 тысяч пудов (19,7%), пудлингового — 260,1 тысяч пудов (80,3%), в 1860 году — 341,3 тысяч пудов, в том числе кричных кусков — 85,5 тысяч (25,1%), пудлинговых кусков — 255,7 тысяч (74,9%), болванки — 351,4 тысяч пудов; произведено готового железа: в 1859 году — 47,4 тысяч пудов, в 1860 году — 308,8 тысяч пудов. В 1860 году на заводе было занято 450 служащих и 3949 рабочих, а всего «при работах и по администрации» — 4399 человек.

Отмена крепостного права в 1861 году сопровождалась крупными волнениями рабочих. Они считали, что за предоставляемые им земельные наделы — усадебные участки и по десятине покосов, они не должны нести повинности и платить денежный оброк. Рабочие собирали «противозаконные шумные сходы», избрали поверенных, которые подали жалобы местным властям, а когда поверенные были арестованы, одному из них удалось скрыться, он сумел добраться до Петербурга, где подал четыре прошения на имя царя. В конце марта 1862 года власти ввели уставные грамоты без согласия населения, одновременно заводоуправление установило новые, считавшиеся рабочими низкими, расценки на работы и потребовало от них подписания письменных условий. Это вызвало общую стачку рабочих. В апреле все работы на заводе были остановлены, и завод не действовал в течение 7 месяцев. Часть рабочих разбрелась в поисках лучших условий работы. В Алапаевском горном округе в 1861 году было занято 4453 работника, в 1862 году их число сократилось до 2768, объем производства уменьшился почти в два раза. Заводоуправление объясняло сокращение производства «тревожным состоянием людей при переходе от обязательного труда к вольному». Дореформенный уровень производства был достигнут только через десять лет.

Владевшие Алапаевскими заводами наследники действительного статского советника С.С. Яковлева, не принимавшие непосредственного участия в деятельности принадлежавших им предприятий, в пореформенный период поручили управление своими заводами управляющим-французам квалифицированным специалистам, которые стояли во главе заводской администрации с 1867 по 1899 годы (Н.Ю. де Ришмон, А.Ю. Иллеро, де Секулон и другие). Заводовладельцы, привыкшие при крепостном праве получать с заводов устойчивые доходы, в условиях перехода к вольнонаемному труду и рыночным отношениям, надеялись с помощью французских управляющих и внедрения «европейских» методов управления, не вкладывая капиталов, обеспечить себе прежние прибыли. Угождая заводовладельцам, управители-иностранцы стремились «выжать» из завода как можно больше прибыли и мало заботились об улучшении его технического оснащения. Так, из дел главного правления видно, что в 1891-1895 годы выплачивалось владельцам на «личные расходы» ежегодно в среднем по 729,1 тысяч рублей, а расходовалось на новые постройки в год в среднем по 145,9 тысяч, то есть в 5 раз меньше.

Однофурменные домны были переделаны на двуфурменные, введено горячее дутье, установлен регенератор Сименса (первый на Урале), к водяным турбинам поставлены в качестве дополнения на время маловодья в зимнее время паровые машины, было усовершенствовано листопрокатное производство, основным видом продукции завода становится выпуск листового кровельного железа (в 1882 году — 44,8%). Но в целом 70-80-е годы XIX века были для завода периодом застоя. Сохранить передовое, авангардное место среди других уральских заводов он был уже не в состоянии. Заводские дачи были расстроены, дрова и древесный уголь заготавливались на расстоянии от 30 до 70 верст. Чтобы не снижать качество своего кровельного («яковлевского») железа, на заводе сохранялось устарелое кричное производство, на его долю приходилось из общего количества выделанного железа в 1882 году — 26,9%, в 1885 году — 23,9%, в 1890 году — 20,6%. Хотя завод по-прежнему считался одним из лучших на Урале, это мнение было весьма относительным: на фоне общей технико-экономической отсталости тогдашней уральской металлургической промышленности, как считал управляющий заводами А.Ю. Иллеро, завод был зрячим среди толпы слепых.

Техническая реконструкция завода начала осуществляться в период промышленного подъема 90-х годов XIX века, более энергично — со второй половины 90-х годов XIX века. В 90-е годы сооружена узкоколейная железная дорога протяженностью в 92 версты, что позволило улучшить снабжение завода топливом и рудой. В 1893 году построена электростанция с установленной в ней турбиной Френсиса мощностью в 350 лошадиных сил и двумя паровыми двигателями по 100 лошадиных сил. Все водяные колеса заменены турбинами и паровыми машинами (в 1895 году оставалось два водяных колеса мощностью в 60 лошадиных сил, в 1900 году — одно в 30 лошадиных сил, с началом экономического кризиса оно тоже остановлено; число паровых машин с 8 (в 1895 году) доведено до 20 в 1900 году, их общая мощность составила 672 лошадиных силы). Кричное производство было полностью ликвидировано. В 1895 году, значительно позже, чем на других уральских заводах, пущена первая мартеновская печь в 15 тонн, в 1901 году и 1902 году — вторая и третья 25-тонные мартеновские печи. В 1900 году введена в строй новая доменная печь объемом в 6000 кубических футов (170 кубических метров). В 1900 году завод выплавил 892,3 тысяч пудов чугуна, выделал 362,4 тысяч пудов пудлингового железа, выплавил 691,4 тысяч пудов мартеновской стали (данные 1899 года), выпустил 530,3 тысяч пудов готового железа, в том числе кровельного — 304,5 тысяч пудов (57,4% от всего готового железа). Энергетическое хозяйство в 1900 году составляли одно водяное колесо мощностью в 30 лошадиных сил, 18 водяных турбин в 660 лошадиных сил, 20 паровых машин в 672 лошадиных силы и 3 локомобиля в 21 лошадиных сил, общей мощностью всех двигателей завода равнялась 1363 лошадиных сил.

Производительность Нейво-Алапаевского завода в 1827-1994 годах, тысячи пудов

Годы Чугун Железо полупродукт Готовое железо
в том числе
всего кричное пудлинговое
1827 391,4 159,3 159,3 Сведений нет
1837 381,2 171,5 171,5 - «
1851 326,5 197,2 Сведений нет Сведений нет «
1859 431,8 323,9 63,8 260,1 48,9
1860 400,8 341,2 85,5 255,7 308,8
1861 365,7 222,6 26,5 196,1 183,6
1862 167,0 262,9 25,5 237,4 147,1
1863 391,7 343,6 55,5 288,1 348,4
1870 483,2 Сведений нет Сведений нет Сведений нет 378,4*
1875 479,0 « « « 408*
1880 479,5 « « « 470,8*
1882 579,5 356,8 96,2 260,6 441,5
1885 634,1 440,8 105,4 335,4 509,5
1890 690,2 532,5 109,9 422,6 770,1
1894 886,0 546,0 94,0 452,0 692,0

*Вместе с Верхнесинячихинским заводом

Экономический кризис 1900-1903 годов тяжело отразился на финансово-экономическом положении завода, но в целом он перенес его легче, чем многие другие уральские заводы, поскольку был специализирован на производство кровельного железа, пользовавшегося и в годы кризиса хорошим спросом. В отличие от других уральских заводов, отправлявших всю свою продукцию в Европейскую Россию, около 1/3 своего железа завод сбывал на Урале и в Сибири, содержал склады железа в Тюмени, Томске, Красноярске, Иркутске и других сибирских городах, не имел там конкурентов. Также успел на рубеже XIX-ХХ веков, до наступления экономического кризиса, произвести реконструкцию основных производств.

Используя только что введенные в строй мощности, завод в начале кризиса даже увеличил выпуск основных видов своей продукции; значительный спад произошел в 1905-1907 годах, что было связано не только с экономическими причинами (падение цен на металлы, накопление запасов непроданного железа, финансовые затруднения), но и политическими (революционные события).

Было выплавлено чугуна в 1901 году — 1083 тысячи пудов, в 1902 году – 1242 тысячи пудов, в 1904 году — 1117 тысяч пудов, в 1905 году – 960 тысяч пудов, в 1906 году – 576 тысяч пудов, в 1907 году – 1079 тысяч пудов; получено стали: в 1901 году – 1059 тысяч пудов, в 1902 году – 1523 тысячи пудов, в 1903 году – 1704 тысячи пудов, в 1904 году – 2057 тысяч пудов, в 1905 году – 1712 тысяч пудов, в 1906 году – 3122 тысячи пудов, в 1907 году - 2003 тысячи пудов; изготовлено железа в 1901 году – 848 тысяч пудов, в 1903 году – 820 тысяч пудов, в 1904 году – 720 тысяч пудов, в 1905 году – 379 тысяч пудов, в 1906 году – 395 тысяч пудов, в 1907 году - 362 тысячи пудов.

В 1901 году пудлинговое производство полностью остановлено и завод всецело перешел на изготовление листового кровельного железа из мартеновского металла, показавшего более высокую устойчивость против коррозии по сравнению с пудлинговым железом. Было значительно усилено энергетическое хозяйство: демонтировано последнее вододействующее колесо, установлены новые мощные паровые машины. В 1904 году завод располагал 18 водяными турбинами мощностью в 670 лошадиных сил, 24 паровыми машинами в 3900 лошадиных сил и 3 локомобилями в 30 лошадиных сил, общей мощностью в 4600 лошадиных сил. На заводе действовали три доменные печи, три мартеновские, 13 нагревательных, 9 молотов, 12 прокатных станов, сохранялись один кричный горн и четыре пудлинговых печи. На заводских работах было занято 2346 рабочих.

Экономический кризис и последовавшая за ним промышленная депрессия, резкое падение цен на металлы подорвали финансовое положение завода, резко ухудшили материальное положение рабочих, вызвали значительный рост безработицы. Выдача зарплаты систематически задерживалась, нередко ее выдавали купонами, на которые рабочие должны были по высокой цене покупать низкосортные товары в заводской лавке или продавать их за полцены. Среди рабочих нарастало недовольство. В заводе организуются нелегальные революционные кружки социал-демократов и социалистов-революционеров (эсеров). В 1902 году доведенные до отчаяния рудничные рабочие, распропагандированные эсерами, разграбили склады на Тягуновском руднике и были отданы под суд (так называемое «Алапаевское дело»). 1 мая 1904 года на реке Максимовке состоялась маевка, в которой участвовало около 100 рабочих.

Рабочие завода приняли активное участие в революции 1905-1907 годов. 6 марта 1905 года заводоуправление объявило о снижении зарплаты на 1/3 и значительном сокращении рабочих. 7 марта забастовали все рабочие завода, на следующий день они избрали Совет уполномоченных, который не только руководил забастовкой, но и фактически в течение полутора месяцев управлял заводом. Возглавляли Совет социал-демократы Е.А. Соловьев, Г.Г. Ветлугин и другие. К рабочим примкнули крестьяне окрестных деревень, выполнявшие на заводе вспомогательные работы. (Позже среди них образовался Крестьянский союз, возглавляемый эсером Г.И. Кабаковым (он же «Пугачев»). Это был первый на Урале и один из первых в стране Совет рабочих и крестьянских депутатов. Волнения на заводе были подавлены только в мае с помощью войск и ареста 9 наиболее активных рабочих. В 1907 году из-за забастовки рабочих завод снова стоял более двух месяцев. В.Е. Грум-Гржимайло, управлявший Алапаевскими заводами в 1903-1907 годах, назвал завод «бунтарским, революционным гнездом». Официальная и буржуазная печать писала об «алапаевской республике», называла Кабакова ее «президентом».

Экономический кризис, революционные события, крупные затраты на реконструкцию заводов пошатнули финансовое благосостояние Алапаевского округа. Если до 1903 года заводы округи постоянно давали прибыль, то только в 1905-1907 годах они принесли убыток в 1,2 миллиона рублей. Чтобы упорядочить имущественные отношения между участниками совместного владения, 20 апреля 1907 года было создано «Товарищество Алапаевских горных заводов наследников С.С. Яковлева» с основным капиталом 5,88 миллионов рублей. Но это не помогло оздоровить финансовую деятельность предприятия. Помимо кредитования Государственным банком (в 1906 году — 500 тысяч рублей, в 1906 году — 800 тысяч рублей, в 1909 году — 1 миллион рублей) округ вынужден был прибегнуть к кредитованию его русскими коммерческими банками — Петербургским учетным и ссудным, Азовско-Донским, Сибирским и другими. Задолженность округа в 1906 году составила 2,4 миллиона рублей, на 1 января 1909 года — 4,9 миллиона рублей, он попадал во все большую зависимость от банковского капитала.

В годы нового промышленного подъема, начавшегося с 1910 года, была предпринята попытка продолжить реконструкцию завода. Главные усилия были направлены на увеличение выпуска кровельного железа. Было полностью обновлено прокатное производство, в 1910 году установлен мощный сутуночный стан с паровой машиной в 1200 лошадиных сил, проработавший вплоть до наших дней, до ликвидации на заводе прокатного производства в 1986 году. Завод всецело перешел на прокат кровельного железа, используя для этого два сутуночных стана и пять кровельных станов с 11 клетями. Мелко-среднесортный стан, имевший незначительную нагрузку, был демонтирован. Вместо старой доменной печи в 1912 году воздвигнута новая объемом в 8440 кубических футов (239 кубических метров), оснащенная современным оборудованием. В 1912 году завод показал свою максимальную производительность — выплавил почти 2,5 миллионов (2492 тысячи) пудов чугуна, произвел 2,6 миллионов пудов стали, изготовил 818 тысяч пудов готового железа. Несколько позже, уже в период Первой мировой войны, в 1915 году была снесена 15-тонная мартеновская печь и взамен ее построена новая мартеновская печь на 50 тонн.

На экономических показателях работы завода неблагоприятно сказывалась его оторванность от железнодорожной сети. После постройки в 1878 году Горнозаводской железной дороги заводская продукция отправлялась гужом за 110 верст на станции Нижний Тагил, а после сооружения в 1909 году железнодорожной линии Нижний Тагил—Нижняя Салда — до станции Нижняя Салда за 60 верст. 31 июля 1905 года правительством было принято решение о строительстве железной дороги Нижняя Салда—Алапаевск, которая дала бы заводу прямой выход в общероссийскую железнодорожную сеть и значительно облегчила доставку продукции на рынок сбыта. Дорога длиной в 60 верст строилась казной за счет Алапаевских заводов, которые должны были внести на ее строительство 1,5 миллиона рублей. Из-за отсутствия у заводов денег и трудности получения кредитов дорога строилась медленно и была введена в эксплуатацию только в 1912 году. К тому времени казной была сооружена железная дорога Богданович—Егоршино—Алапаевск, пущенная в 1913 году, которая дала заводу второй, более короткий выход на общеимперскую железнодорожную сеть. Это улучшило транспортные возможности завода и весьма ощутимо уменьшило его транспортные расходы. С началом Первой мировой войны основным видом продукции завода стала снарядная сталь (80%), на долю кровельного металла оставалось 20%, прокатка кровельного листа была резко сокращена. В марте 1915 года завод получил от Военно-технического управления заказ на изготовление 200 тысяч пудов колючей проволоки с поставкой ее с октября 1915 года. Летом 1915 года развернулось строительство, проволочно-прокатного стана и мастерских для выделывания волоченой и колючей проволоки. Но из-за отсутствия необходимых станков и механизмов, соответствующих специалистов выпуск колючей проволоки начат только в 1916 году. Кроме того, завод начал изготовлять по военным заказам донышки для артиллерийских снарядов (шрапнели), скобы, ножницы для резки проволоки и тому подобную продукцию. С переходом завода на выработку гладкой и колючей проволоки, с июня 1916 года изготовление кровельного железа было прекращено. Нехватка рабочих рук из-за массовой мобилизации вспомогательных рабочих в армию вызвала серьезные трудности с заготовкой руды, древесного угля и дров. Вследствие недостатка руды и топлива в 1916 году в заводе остановлены две домны, которые впоследствии были совсем разобраны, и осталась действовать только одна домна.

Производительность Нейво-Алапаевского завода в 1895-1918 годах, тысячи пудов

Годы Чугун Железо сварочное - полупродукт Мартеновская сталь Готовый продукт
в том числе
Всего кричное пудлинговое
1895 754 408 40 368 254 614
1897 812 342 28 314 65 918
1900 892 326 - 326 691* 530
1901 1083 189 - 189 1059 848
1902 1242 - - - 1523 728
1903 1095 - - - 1704 820
1904 1117 - - - 2057 720
1905 960 - - - 1712 379
1906 516 - - - 3122 395
1907 1079 - - - 2003 362
1910 1271 - - - 2428 588
1911 2007 - - - 2297 673
1912 2492 - - - 2625 818
1913 2211 - - - 2338 507
1914 1648 - - - 2338 747
1915 1048 - - - 1672 595
1916 1090 - - - 1361 Сведений нет
1917 953 - - - 1164 «
1918 450 - - - Сведений нет «

* В 1899 году.

Финансовое положение Алапаевских заводов продолжало ухудшаться. Несмотря на то, что Товариществу удалось в 1913 году заложить округ за 2,5 миллиона рублей в Нижегородско-Самарском банке, задолженность на 1 ноября 1916 года составила 14,4 миллионов рублей, а к октябрю 1917 года достигла 23,8 миллионов рублей. Паи округа стали усиленно скупать Азовско-Донской, Соединенный и другие банки, в декабре 1916 года они были куплены Русско-Азиатским банком, предполагавшим продать их концерну Путилова-Стахеева-Батолина. В руках старых владельцев осталось только 8% основного капитала. Фактическими владельцами завода в 1917 году стали Русско-Азиатский банк и стоящие за ним французские финансовые круги. После Февральской революции 1917 года по требованию рабочих на заводе был введен 8-часовой рабочий день, создан Совет старост, выполнявший функции фабрично-заводского комитета, который разбирал конфликты между рабочими и администрацией, заботился об охране труда и тому подобное, требовал обеспечения рабочих продовольствием, пытался организовать контроль за производством и распределением продуктов. Правление заводами, находившееся в Петербурге, было категорически против контроля рабочих над производством. Оно с сентября 1917 года прекратило финансирование и в течение четырех месяцев не перечисляло необходимых для деятельности завода денег, запретило заводоуправлению продавать чугун, железо и все изготовляемые и добываемые материалы, требовало от управляющего заводом: «все заготовленное железо, если не можете продать на месте, вывезите из округа немедленно».

После Октябрьской революции 1917 года и установления в Алапаевске Советской власти на заводе был установлен рабочий контроль, в январе 1918 года он национализирован.

В связи с гражданской войной, голодом и хозяйственной разрухой завод не действовал несколько лет. В советское время стал называться Алапаевским металлургическим заводом.

Литература:

Металлургические заводы Урала XVII-XX вв. Энциклопедия. УроРАН, Академкнига; Ект, 2001; ISBN: 5-93472-057-0

Алапаевск. Свердловск, 1976.

« Назад к списку

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ

Нейво-Алапаевский завод Общая карта

Общая карта

Нейво-Алапаевский завод Местная карта

Местная карта