Главная » Горные заводы предыдущий завод / следующий завод

Златоустовский завод


ИНФОРМАЦИЯ
Год основания:1759   Специализация:Ж,Ч
Год закрытия:   Владелец:Мосоловы, Лугинин, Государственный ассигнационный банк
ГАЛЕРЕЯ

Златоустовский чугуноплавильный и железоделательный завод (в 1763-1773 годах — также и медеплавильный), в 1920-х годах —механический завод, в 1931-1948 годах — инструментальный завод-комбинат имени В.И. Ленина, в 1948-1992 годах — машиностроительный завод имени В.И. Ленина, с 1992 года — ОАО «Производственное объединение «Булат»), крупный металлургический завод, один из старейших на Южном Урале; с начала XIX века до 1918 года — главный завод Златоустовского казенного горного округа, в советский период—крупное предприятие механического, инструментального и оборонного профиля.

Основан семейной компанией тульских купцов и заводчиков Мосоловых на реке Ай, притоке реки Уфы, впадающей в реку Белую, у горы Косотур (отчего в просторечии нередко назывался Косотурским), в 300 верстах к Востоку города Уфы и в 120 верстах к 3ападу города Челябинска, в отрогах Уральского хребта, «между утесистых гор», на купленной у башкир земле. Контракт Мосоловых с Оренбургской канцелярией на постройку завода на реке Ай заключен 20 ноября 1751 года, начал строить завод Иван Меньшой Мосолов весной 1754 года, указ Берг-коллегии с разрешением на строительство последовал 31 августа 1754 года. Предполагалось построить завод с 2 доменными печами и 12 кричными молотами. К нему было приписано 38 железных рудников. Завод назван Златоустовским, так как владельцы собирались в дальнейшем построить в заводском поселке церковь во имя Святого Иоанна Златоуста (построены в 1865 году).

Строительство шло очень медленно, а в связи с разделом имущества между владельцами совсем остановлено. К октябрю 1759 года построены только вспомогательные цехи и службы — кузница, меховая, плотничий сарай, 6 изб для мастеровых, наполовину возведена плотина. В 1760 году, по разделу имущества между наследниками, строящийся завод достался Максиму Перфильевичу Мосолову, который очень энергично, «с крайним поспешанием», возобновил строительство, перевез из подмосковных вотчин 485 душ мужского пола крепостных, в том числе и мастеровых людей, и в 1761 году пустил завод: 14 августа задута доменная печь, 1 сентября началась ковка железа. Сначала действовали одна доменная печь, 4 горна и 2 кричных молота.

К началу 1764 года достраивалась вторая домна, поставлены 5 молотов, из них 4 уже действовали, построены 2 медеплавильные печи. Домна давала по 126 пудов чугуна в сутки. Заводская плотина, сооруженная на реке Ай, между горами Косотур и Уреньга, была земляной, имела длину в основании 98 саженей (209,1 метра), вверху 125 саженей (266,7 метра), ширину в основании 18 саженей (38,4 метра), вверху 15 саженей 1 аршин (32,7 метра), высоту 4 сажени (8,5 метров). Подпор воды в половодье составлял 8 аршин 12 вершков (6,2 метра). В теле плотины имелся один прорез для доменного цеха и два для остальных цехов. Заводский пруд имел 5 верст длиной и 1,5 версты шириной. Водой приводилось в движение 59 водяных колес. На заводе работали только собственные крепостные люди Мосоловых.

В 1769 году, после смерти М.П. Мосолова, его сын Василий Мосолов продал завод тульскому купцу 1-й гильдии, владельцу крупной парусно-полотняной мануфактуры Лариону Ивановичу Лугинину. Новый заводовладелец, прикупив еще у Строгановых Саткинский завод, начал расширять производство: были перестроены обе доменные печи, реконструированы и построены вновь 6 медеплавильных печей и 20 молотов, плотина поднята на четыре с половиной аршина (3,2 метра), перестроены вешняк, сливной мост и лари. Заново построены 3 молотовые фабрики, плющильная с 4 станами, медеплавильная и резная фабрики. В июле 1770 года население заводского поселка составило 1770 человек. В 1773 году завод выплавил 140 тысяч пудов чугуна и 1885 пудов меди, выковал 90 тысяч пудов железа.

5 декабря 1773 года на рудники Златоустовского завода напал отряд башкир, 6 декабря завод остановлен. 23 декабря 1773 года в него вошел отряд пугачевцев во главе с Н. Кузнецовым, мастеровые перешли на сторону восставших. 250 рабочих, взяв с собой 6 пушек, 250 ружей, 25 сабель, 600 копий, 5 пудов пороху, заводских лошадей и быков, ушли в армию восставших. Завод стал базой для наступления повстанцев на Челябинск. Весной 1774 года 300 рабочих ушли с пугачевским атаманом И. Белобородовым под Магнитную крепость. 31 мая 1774 года в завод вступили основные силы восставших во главе с Е.И. Пугачевым, остатки рабочих пошли с ними к Сатке. Опустевший завод был подожжен, вода из пруда спущена, водяные колеса порублены, из амбаров забрали все оставшиеся припасы. Господский дом, церковь, контора с делами и счетами сгорели. Как отмечалось позднее, завод «в бывшее народное замешательство весь до основания был истреблен».

После подавления восстания Л.И. Лугинину понадобилось 1,5 года, чтобы восстановить завод. Были привезены новые мастеровые и работные люди с Ветлуги, из тульских заводов и других мест. В декабре 1775 года возобновилась выковка железа, в феврале 1776 года пущены доменные печи. Доменный корпус сложен из красного кирпича, печи имели высоту 17 аршин (12,1 метра), диаметр распара 4 аршина (2,8 метра). Обжиг руды стали производить не на рудниках, а на самом заводе. На колошниковой площадке устроили специальные «пожигальные печи» с чугунным подом и с особым газопроводом от каждой печи и общей дымовой трубой, для жжения руды использовался жар колошникового пламени. Это было уникальным нововведением для Урала. В сутки выплавлялось 550 пудов чугуна двух сортов: «белый», или «сырой», передельный, который шел в переработку на железо, и «серый», или «спелый» литейный, использовали на отливки. При переделе из 15 пудов чугуна получалось 10 пудов кричного железа, то есть угар составлял 33,3 %.

Рудной базой служили местные залежи бурого железняка с содержанием железа от 45 до 55 %, действовали 5 рудников —Тесьминский, Орловский, Таганайский, Семибратский и Атлянский, находившиеся на расстоянии от 3 до 32 верст от завода.

С 1763 года до 1773 года на заводе производилась выплавка меди, за 10 лет выплавлено 15890 пудов (260,3 тонны), то есть в среднем ежегодно выплавлялось по 1,5 тысячи пудов (максимальная выплавка в 1768 году — 2415 пудов). Однако это производство просуществовало недолго: запаса гидравлической энергии в заводском пруду было недостаточно для параллельного действия железоделательного и медеплавильного производств, медеплавильные печи часто простаивали из-за недостатка воды; медные рудники находились на большом расстоянии от завода, перевозка руды по горным дорогам была трудной и дорогостоящей. В 1773 году производство меди прекращено и больше не возобновлялось.

В 80-90-е годы XVIII века ежегодно выплавлялось до 210-275 тысяч пудов чугуна, выковывалось железа: полосового — 70 тысяч пудов, сортового — 50 тысяч пудов, плющильного — 40 тысяч пудов, листового — 10 тысяч пудов. Производилось до 186 пудов стали, что считалось тогда хорошим достижением.

Согласно Генеральному описанию 1797 года, на заводе имелись: доменная фабрика с 2 доменными печами; 3 молотовых фабрики, в которых находились 34 кричных горна и молоты: кричных — 28, плющильных — 4, резных — 2; лесопильная мельница.

В конце XVIII века Лугинины стремились всемерно расширить свои владения, основали ряд новых заводов — Миасский (1777 год), Артинский (1787 год), Кусинский (1797 год), но неразумно истратили на новое строительство свои капиталы, их горнозаводское хозяйство неуклонно шло к упадку. К рубежу XVIII—XIX веков Златоустовский завод пришел с устаревшей, изношенной, не обновлявшейся техникой, его основные производственные здания были деревянными, ветхими.

По описанию пермского берг-инспектора П.Е. Томилова, составленному в феврале 1809 года, на заводе имелась доменная каменная фабрика с 2 домнами, при которых находились две рудообжигательные печи. Воздух в домны подавался двумя устаревшими цилиндрическими деревянными мехами «о 8-ми кадей», одна домна в сутки выплавляла от 573-764 пудов чугуна до 690-920 пудов чугуна, выход чугуна из руды составлял от 45 до 48 %. Во время осмотра завода обе домны «по разгоранию горнов и недостатка воды» стояли «в не действии». Тут же находилась фурмовая (литейная) фабрика с 3 печами.

Главное производственное здание завода — кричная фабрика, разделенная на три части — была «деревянная ветхая». В ней располагались 21 кричный горн и 21 молот, действовавшие устаревшими «8-мью цилиндрическими двоедушными и 12 однодушными деревянными мехами». В случае надобности на двух горнах протягивалась цементованная сталь. Для изготовления кос («литовок») имелись 8 печей, 5 колотушечных молотов и 1 горн для ковки цементованной стали.

В каменной дощатой («плющильной») фабрике для выпуска шинного железа располагались 4 нагревательные печи и 4 прокатных стана, для изготовления листового железа — 8 нагревательных печей и 9 листобойных молотов. В «ветхой» деревянной резной фабрике действовали одна нагревательная печь, резной стан и 4 колотушечных молота, в ней производились резка, правка и обивка окалины листового железа. В каменной фабрике для изготовления кос находились 5 нагревательных печей и 6 колотушечных молотов, при ней состояла слесарная с 1 горном, и 19 наковальнями, в которой производились ковка, закалка и отделка кос. Для цементирования стали существовала особая фабрика с 2 печами.

Кроме того, имелись лесопильная мельница с 4 рамами, две кузницы с 18 кузнечными и 2 якорными горными, три токарных фабрики, в которых обтачивались валки для прокатных станов, инструментальная, две деревянных меховых фабрики, изготовлявшие воздуходувные меха и другие вспомогательные цехи и службы. В заводском поселке вместе с новорожденными числилось 914 душ мужского пола. На рубеже XVIII—XIX веков на заводе работало около 560 мастеровых и работных людей. На вспомогательных работах было занято около 1200 приписных крестьян и 200-250 вольнонаемных работников.

В 1797 году Иван и Николай Максимовичи Лугинины, «по причине расстройства своего дела и обремененности долгами», отдали заводы в аренду московскому купцу Андрею Андреевичу Кнауфу. В 1799 году они продали их Государственному ассигнационному банку. В 1801 году заводы были вновь переданы в аренду А.А. Кнауфу, а 3 октября 1811 года взяты в казенное управление. С этого времени заводы Златоустовский, Саткинский, Кусинский, Артинский и (с 1818 года) Миасский были объединены в один казенный горный округ с главной конторой на Златоустовском заводе.

С переходом завода в казну производство на нем стабилизировалось, но на более низком уровне по сравнению с концом XVIII века. Сказалось общее ухудшение конъюнктуры на внешних и внутренних рынках, изменение задач, поставленных перед заводом новым заводовладельцем — казной. Они теперь всецело стали определяться государственными потребностями в обеспечении армии и флота предметами вооружения.

Были осуществлены некоторые технические усовершенствования. В кричных фабриках воздух от воздуходувок стал подводиться к горнам посредством общей чугунной трубы, которая шла под землей позади кричных корпусов, через патрубки, соединявшие трубу с соплами; установлены молоты «нового изобретения» — среднебойные, более простого устройства, с основной чугунной станиной и более прочными наковальнями.

С 1815 года на заводе создано принципиально новое производство — изготовление холодного оружия. До начала XIX века производство в России холодного (белого) оружия носило кустарный характер, являлось уделом отдельных мастеров-оружейников, которые свое мастерство передавали по наследству. Частично его производством занимались мастера Московской Оружейной палаты и государственные Тульский, Сестрорецкий и Ижевский оружейные заводы, на которых оно носило второстепенный характер. Объем выпускаемого оружия не мог удовлетворить возраставшие потребности армии. Идея организовать свой отечественный центр по производству холодного оружия возникла еще в конце XVIII века. В 1811 году разработан проект создания фабрики холодного оружия на Урале при Златоустовском заводе, к ее строительству приступили после победоносного завершения Отечественной войны 1812 года и окончательного разгрома Наполеона в 1815 году.

Строительство Оружейной фабрики продолжалось менее двух лет. С конца 1815 года уже работала часть мастерских. Отдельные здания возводились и постепенно устраивались в последующие годы. В 1817 году, когда фабричное производство было окончательно налажено, последовало Высочайшее повеление о прекращении заказов на холодное оружие другим оружейным заводам и сосредоточении всего этого производства на одной Златоустовской оружейной фабрике. Для постановки дела сюда были выписаны из Золингена и Клингенталя немецкие мастера-оружейники, привезены мастера Тульского и Олонецкого заводов.

С основанием фабрики заводское производство в целом было приспособлено к ее действию, основной продукт в виде полуфабриката шел для оружейного производства. Хотя формально фабрика считалась самостоятельным предприятием, фактически она стала составлять с заводом единый производственный комплекс.

Поскольку в числе немецких техников, кроме различных категорий мастеров оружейников, были специалисты по производству стали и железа для клинков, мастера рафинированной стали, «дела насаусского железа» и тому подобное, введение немецкой техники оружейного дела сопровождалось новшествами и улучшениями в собственно металлургических процессах производства стали и железа. Сталь «сырцовая», или «немецкая», изготовлялась из чугуна с прибавлением железных обрезков в кричных горнах. В месяц на одном горне выделывали сырой стали в 1820-х годах — 120 пудов, в 1840 году — до 187,5 пудов, в конце 1840-х годов — до 200 пудов, в год 7,7 тысяч пудов. Сталеделательная фабрика имела в 1840-х годах 7 огней и 7 среднебойных молотов. Вследствие различных требований, предъявлявшихся к металлу в зависимости от характера продукта, изготовлялось несколько сортов стали: сырая, обыкновенная рафинированная для инструментов, двойная рафинированная для изготовления холодного оружия, клинковая, рессорная.

С 1817 года по 1847 год на заводе служил, сначала практикантом и смотрителем оружейной фабрики, с 1824 года — ее управителем и директором, в 1831-1847 годах — горным начальником комитета Златоустовского горного округа П.П. Аносов — горный инженер, выдающийся русский металлург, основоположник качественной металлургии, изобретатель и конструктор, крупный организатор горнозаводского дела на Урале в 20-40-х годах XIX века, внесший большой вклад в развитие завода и оружейной фабрики, в усиление их технического оснащения. В 1821 году он создал новую модель цилиндрических мехов для домен и кричных горнов, в 1845 году изобрел оригинальные хвостовые молоты; первым в России разработал технологию изготовления огнеупорных тиглей, которые до этого импортировались из Германии, что позволило удешевить их стоимость в 50 раз.

Всемирную известность и славу Аносову принесли его работы по производству стали: он открыл утерянный в средние века секрет изготовления булатной стали; изобрел новый метод получения литой тигельной стали, объединивший процессы науглероживания и плавления металла; впервые в мире применил газовую цементацию металла; начал разработку научных основ металлургических процессов; первым в мире в 1831 году (за 32 года до Г. Сорби) применил микроскоп для исследования внутреннего строения стальных сплавов, положив начало микроскопическому анализу металлов. Аносов первым установил, что узоры на металле отражают его кристаллическое строение, а мафоструктура металла влияет на его механические свойства; в 1833-1835 годах первым в мире предпринял попытки изготовления литых стальных орудий, позднее успешно завершенные на заводе П.М. Обуховым.

Возглавив администрацию, Аносов провел реконструкцию завода и оружейной фабрики. Под его руководством были возведены каменные здания цехов и фабрики, установлены паровые машины, расширен ассортимент железных изделий, удвоен выпуск холодного оружия, введено газовое освещение, в 1836 году создана химическая лаборатория для контроля за качеством металла, создан заводской музей («музе-ум»), в котором экспонировались горные породы, разные заводские изделия, модели машин, образцы инструментов и тому подобное. В 1841 году установлен опытный контуазскии горн, а затем началось введение контуазского способа получения железа; в 1844 году установлена опытная газопудлинговая печь системы немецкого металлурга Фабердю-Фора, работавшая колошниковыми газами доменных печей, но эксперименты с ней не дали положительных результатов.

Благодаря неутомимой энергичной деятельности Аносова, заброшенный среди гор захудалый завод превратился в один из лучших уральских заводов. Р.И. Мурчисон, побывавший в Златоусте в 1841 году, писал: «Златоустовский завод назвать можно Шеффильдом и Бирмингамом хребта Уральского; находящаяся в нем фабрика холодного оружия стоит на высокой степени совершенства... Довольно сомнительно, найдется ли хотя одна фабрика в целом мире, которая выдержала бы состязания с Златоустовской в выделке оружия...». Классический обобщающий труд П.П. Аносова «О булатах» (1841 год) был сразу же переведен на французский, немецкий и другие языки. Теоретические выводы Аносова о влиянии химического состава, структуры сплава, характера его обработки на свойства металла, макроструктуры металла на его механические качества легли в основу современной науки о высококачественных сталях.

В 50-х годах XIX века, с улучшением промышленной конъюнктуры и увеличением заказов в связи с Крымской войной 1853-1856 годов, завод получил дальнейшее развитие: к середине 1850-х годов все кричные горны перестроены в контуазские, более производительные и экономичные; увеличена отливка артиллерийских снарядов с помощью ваграночной печи; реконструировано энергетическое хозяйство: число водоналивных колес с 21 сокращено до 13, вместо демонтированных колес установлены 5 водяных турбин общей мощностью в 82 лошадиных силы.

Важнейшим достижением завода в конце 50 — начале 60-х годов XIX века стало освоение способа массового производства литой тигельной стали и изготовление из нее стальных артиллерийских орудий. Служивший на заводе с 1854 года директором Оружейной фабрики, а в 1861-1863 году — горный начальник комитета Златоустовского горного округа горный инженер, выдающийся русский металлург П.М. Обухов в 1857 году изобрел новый тигельный способ массового производства дешевой высококачественной литой стали, превосходившей по своим свойствам английскую и германскую (крупповскую) сталь, и предложил начать изготовление из нее артиллерийских орудий. В 1857-1859 годах по разработанному Обуховым проекту и под его руководством в Златоусте построена фабрика для выпуска стальных орудий, названная Князе-Михайловской сталепушечной фабрикой. В 1860 году на ней изготовлена первая в России стальная пушка, выдержавшая без повреждений более 4000 выстрелов. В 1862 году на Всемирной выставке в Лондоне она отмечена Золотой медалью.

Отмена крепостного права в 1861 году и переход на вольнонаемный труд, совпавшие с резким снижением государственных заказов из-за финансовых затруднений производства тяжело сказались на положении завода и его рабочих. Количество занятых на заводских работах резко сократилось, возник большой излишек рабочей силы. Из 1040 рабочих, уволенных от «обязательных работ», на работе было оставлено только 670 человек, а 370 человек (35,6 % от общего числа всех рабочих) остались без работы и без средств существования. К тому же, было признано, что выпускать артиллерийские орудия в Златоусте нецелесообразно. В 1863 году Обухов отозван в Петербург, где по его проектам и под его руководством началось строительство крупного казенного сталеплавильного и сталепушечного завода, получившего название Обуховского. Князе-Михайловская сталепушечная фабрика в 1867 году закрыта.

В 1863 году оборудование завода составляли: доменная печь, 2 вагранки, сварочная и калильная печи, 10 кузнечных горнов и 1 якорный, 12 водяных колес общей мощностью в 316 лошадиных сил и 6 турбин мощностью в 142 лошадиных силы. Завод имел только водяные двигатели, все имевшиеся паровые машины были сосредоточены в Оружейной фабрике. На заводе было занято 566 рабочих: на основном производстве — 241 человек, на вспомогательных — 325 человек.

В 60-е годы XIX века производительность завода резко сократилась: выплавка чугуна с 169,8 тысяч пудов в 1860 году снизилась до 103,5 тысяч пудов в 1861 году, 85,5 тысяч пудов в 1862 году и 33,8 тысяч пудов в 1863 году; выковка железа — с 34,4 тысяч пудов в 1860 году до 17,1 тысяч пудов в 1862 году; изготовление готового железа — с 42,7 тысяч пудов в 1860 году до 17,3 тысяч пудов в 1863 году.

Вздорожание рабочей силы администрация пыталась компенсировать введением технических усовершенствовании. Были дополнительно поставлены две водяные турбины, вагранка, паровые молоты, новая воздуходувная машина, но она оказалась неудачной конструкции и вместо проектируемых 4-х тысяч кубических футов при 4-х дюймовом давлении могла вдувать только 2,7 тысяч кубических футов при 2-х дюймовом давлении. Частичные улучшения не могли ликвидировать техническую отсталость завода, к тому же он не мог работать с полной нагрузкой ввиду недостатка воды в заводском пруду и отсутствия государственных заказов. В 1867 году завод почти совсем не действовал. Посетивший его в том году академик В.П. Безобразов сообщал, что во время его пребывания в Златоусте «никакой работы на этом заводе не было... Приостановку работ объяснили мне как недостатком денег, так и нарядов». Бездействовали также Оружейная и Князе-Михайловская сталепушечная фабрики.

Оживление завода началось с конца 60-х — начала 70-х годов. В 1870-е годы, за счет реконструкции доменной печи и усиления воздуходувных устройств, выплавка чугуна к 1875 году была доведена до 277 тысяч пудов, старые пудлинговые печи заменены на газопудлинговые, построена новая прокатная фабрика с установленными в ней прокатным станом, сварочной печью Сименса и турбиной Жирарда в 100 лошадиных сил; поставлены сталеплавильная печь Сименса и пресс для пробивки заготовок для снарядов; построены угольные сараи; отремонтированы плотина, лари и водяные двигатели; для сплава дров очищены фарватеры реки Ай и Куса.

В 1880-1890-е годы было осуществлено более радикальное переоборудование завода. В 1880 году доменная печь переведена на горячее дутье, при ней установлены газоуловительные и воздухонагревательные приборы, новая воздуходувная машина с турбиной Жирарда в 60 лошадиных сил, перестроен горн с устройством приспособления для его водяного охлаждения, в 1884 году при домне установлена рудодробилка Блека. В 1883 году освоена выплавка марганцовистого чугуна. На горячее дутье были переведены и вагранки.

Руда доставлялась из рудников заводской дачи: Таганайского, расположенного в 4 верстах от завода, Тесминского — в 5 верстах, Орловского — в 9 верстах и Филинского — в 16 верстах. В 1895 году разработка Таганайского и Филинского рудников приостановлена в связи с удорожанием добычи, недостающую руду завод стал получать с Бакальского рудника, находившегося в 60 верстах от завода. Ее доставка обходилась дороже, но окупалась высоким содержанием железа (до 60 %) и отсутствием вредных примесей.

Производительность Златоустовского завода в 1770-1880 годы, тысяч пудов

Годы Чугун Железо Сталь Годы Чугун Железо Сталь
1770 1,0 0,7 Не производилась 1859 139,6 35,2 3,7
1773 140,0 90,0 << 1860 169,8 42,7 0,6
1780 211,8 109,5 << 1861 103,5 34,7 1,4
1790 147,5 117,0 << 1862 85,5 18,5 29,6*
1795 275,7 170,0 0.18 1863 33,8 17,3 22,0*
1800 165,8 95,0 Сведений нет 1864 5,0 Сведений нет 33,3*
1802 177,1 92,0 0,27 1865 Сведений нет << 47,2*
1803 225,5 88,0 2,3 1866 << << 17,0*
1805 202,5 74,0 3,8 1868 126,0 21,6 12,4
1807 118,6 70,5 Сведений нет 1869 20,8 18,9 9,3
1822 109,5 48,3 2,1 1870 123,0 10,2 -
1837 119,1 34,5 2,4 1875 277,3 13,6 21,6
1851 134,1 42,1 2,75 1880 128,0 18,0 12,0

* С Князе-Михайловской сталепушечной и Оружейной фабриками.

В 1882 году с большим опозданием по сравнению с другими уральскими заводами, кричный способ передела чугуна был заменен пудлингованием, хотя первые опыты пудлингования с помощью печи системы Фабердю-Фора проводились на заводе еще в 1840-х годах. Были установлены 5 печей: четыре, с садкой в 30 пудов, выделывали железо; одна, с садкой в 15 пудов — сталь. Из железоделательных две печи были дровяные полугазовые системы Боэциуса, две работали на нефти (мазуте) с колосниками системы Нобеля, сталеплавильная печь — дровяная с колосниковой решеткой. Суточная производительность железоделательных печей составляла 200-250 пудов, сталеплавильной — 180-210 пудов. Угар чугуна равнялся 9-10%. Позднее установлена 6-я печь. При печах были поставлены два паровых молота системы Несмита в 2,5 и 3,5 тонн. Жар от печей использовался для нагревания котлов у паровых молотов и прокатных станов.<.p>

Важное значение для развития завода имело введение мартеновского производства. В 1881 году построена первая мартеновская печь емкостью в 5 тонн с кислым подом, в 1884 году — вторая в 5 тонн с основным подом, в 1890 году — третья в 8 тонн с основным подом. В 1895 году емкость печей с основным подом была увеличена до 10 тонн. Разливка стали производилась сифонным способом через неподвижный ковш-желоб в расположенные на подвижной платформе изложницы. Была освоена отливка из мартеновских печей крупных машинных частей — бегунов, зубчатых колес, валов и тому подобного. С увеличением выплавки мартеновской стали производство пудлингового железа с 1898 года стало сокращаться.

В прокатной фабрике установлены газосварочные печи Сименса и новые калильные печи. В механической фабрике началось изготовление машин и механизмов — рудодробилок, прессов, ножниц и тому подобного, не только для своего, но и других заводов. Число водяных колес уменьшено до 4, но их общей мощностью увеличена до 306 лошадиных сил. В 1882 году в цехах и на территории завода проложена сеть конножелезных дорог, которые значительно облегчили внутризаводские перевозки сырья, материалов и изделий. В верхней части заводского пруда, при впадении в него реки Ай, реконструирована запань для улавливания сплавляемых дров. Начался переход на печное углежжение, строилась группа углевыжигательных печей.

В конце XIX века (по данным 1896 года) основное металлургическое оборудование и металлургические производства завода выглядели следующим образом.

Доменная печь была устарелой конструкции, но к этому времени ее производительность была увеличена за счет наращивания высот и улучшения воздухонагревательной системы: высота доведена до 47 футов (14,3 метра), объем - до 3600 кубических футов (102 кубических метра). Дутье производилось нагретыми до 200-300°С доменными газами с помощью двух аппаратов Веддинга. Воздуходувных машин было две: одна с двумя горизонтальными цилиндрами, приводимыми в действие турбиной Жирарда в 60 лошадиных сил, другая - паровая с 2-мя вертикальными цилиндрами в 160 лошадиных сил системы Коккериля. Для подъема руды и флюса на колошник использовался элеватор, руда размельчалась дробилкой Блека. Средняя суточная производительность домны составляла 1200 пудов чугуна. Плавка из руды Златоустовской дачи велась исключительно на литейный чугун, из Бакальской — на передельный.

Для отливки чугунных изделий имелись две литейные: одна — при доменном дворе, другая — расположенная отдельно, с двумя вагранками системы Кригара. Построенная новая отражательная печь использовалась для отливки прокатных валков. Завод с успехом лил прямые и фасонные трубы большого диаметра (1,5 аршина — 107 сантиметров) и малого (4 дюйма — 10,5 сантиметров) и чугунные мостовые подушки для железных дорог.

Мартеновское производство было представлено двумя мартеновскими печами по 10 тонн и одной в 8 тонн. На кислой печи выплавлялось в сутки до 700 пудов, на основных — до 1100 пудов, плавка продолжалась 10 часов, заделка 4 часа, загрузка и разливка 1,5 часа, вся операция — 15,5 часов. На основном поду готовилась качественная сталь, с кислого пода — болванка для снарядов и фасонное литье.

Тигельная сталь выплавлялась в двух регенеративных печах системы Сименса. В каждую печь ставилось по 28 тиглей, по 3 в ряд, в тигель засыпалось: пудлинговой стали 1 пуд 23 фунта, чугуна рафинированного 12 фунтов, руды (магнитный промытый железняк) 4 фунта. Тигельная сталь шла в оружейную фабрику на «кованцы». В 1890-х годах тигельным способом выплавлялось до 10 тысяч пудов стали в год.

Инструментальная сталь приготавливалась с различным количеством вводимого в шихту рафинированного чугуна, а также плавилась хромистая и вольфрамовая инструментальная сталь. В небольших количествах варили булатную сталь, используемую на клинки и охотничьи ножи. Для получения цементной стали имелись три сталетомительные печи.

На заводе прокатывались крупные, средние, мелкие, фасонные сорта железа и стали, листовое железо, листовая и поясная медь. Прокатных станов, кроме обжимочного, было четыре: крупносортный, среднесортный, мелкосортный и листокатальный (плющильный).

Крупносортный стан состоял из трех пар станин двухвалковой системы. Двигателем служила при работе водой 160-сильная горизонтальная турбина, при работе паром — 200-сильная горизонтальная одноцилиндровая паровая машина с охлаждением пара и парораспределителем системы Ридера. Сварочных печей при крупносортном стане было три: две печи регенеративные системы Сименса работали на дровах, третья печь — на нефти.

Среднесортный стан состоял из 3-х пар станин трехозяйствалковой системы и одной пары двухвалковой, двигателем служила 150-сильная турбина системы «Виктор». Число оборотов прокатных валков, в зависимости от напора воды в пруде (от 6 до 11 аршин), было от 60 до 160. Сварочных печей при стане имелось две: одна из них регенеративная Сименса (на дровах), другая работала на нефти.

Мелкосортный стан состоял из 6 пар станин трехвалковой системы, причем одна пара служила для подготовительных (обжимных) валков, а остальные 5 пар — для отделочных. Двигатели — две турбины «Виктор», каждая по 70-75 лошадиных сил. В минуту подготовительные валки делали 100-200 оборотов, отделочные — 200-400 оборотов. При мелкосортном стане имелась одна печь, отапливаемая нефтью.

Листокатальный стан состоял из двух пар станин двухвалковой системы: первая пара служила для валков подготовительных (стальных), вторая — для валков отделочных (чугунных). Двигателем служили две турбины «Виктор», мощностью по 60 лошадиных сил каждая. В минуту валки делали 50-75 оборотов. Печей при листокатальном стане было три: две калильные и одна полугазовая сварочная; все печи работали на дровах.

Костыльный цех занимался изготовлением железнодорожных костылей и болтов, располагал 10-сильной турбиной Жонваля и 14-сильным локомобилем, имелись 2 пресса-ножниц для резки железа, пресс для пробивки дыр в подкладках и накладках, 2 пресса системы Кольера для штамповки головок костылей и болтов, пресс Кольера для штамповки гаек, 26 молотов системы Оливера для изготовления костылей, 10 горнов.

Прессо-молотовой цех занимался приготовлением артиллерийских стальных снарядов и частей к ним (диафрагм, стаканчиков и головок), проковкой инструментальной стали, валов, шатунов, кривошипов и разных других поковок, а также приготовлением штемпелей, штампов и тому подобного. В цехе имелись горн и 4 сварочные печи; одна из них действовала на дровах, а две — на нефти. Паровых машин было две: одна 60-сильная, завода Лесснера в Петербурге, служила для приведения в действие винтового пресса и большинства станков снарядного цеха; другая в 60 сил, завода Кокериль в Бельгии, служила для гидравлических прессов. Прессы предназначались для штамповки стальных снарядов; один из них был работы Златоустовского завода, другой — завода Кокериль. В цехе имелись молоты: три паровых системы Несмита в 250, 50 и 25 пудов и системы Морисона в 180 пудов. В особом помещении находился для отковки тяжелых предметов 9-тонный молот Конди завода Серен (Бельгия).

Механический цех занимался ремонтом и исправлением механических устройств завода: водяных двигателей, паровых машин, паровых молотов, прокатных станов и тому подобного; прокаткой медных поясков для снарядов различных типов, изготовлением чугунных труб для водопроводов, опор для мостовых ферм. Станки цеха, в случае недостатка воды в заводском пруду, приводились в движение паровой вертикальной машиной системы Вульфа в 30 лошадиных сил завода Кокериль и горизонтальной машиной системы Компаунд в 60 лошадиных сил, приводившей также в движение винтовой пресс для штамповки стальных снарядов. В случае же достаточного запаса воды в пруду, двигателем служила турбина системы Жирара в 100 лошадиных сил. В цехе имелся мостовой кран, подъемной силою в 500 пудов, и различные станки: токарные, продольно-строгальные, шепинг, вертикально-сверлильные, для обточки прокатных валов и другие. В 1882 году в цехе было 62 станка различного типа, в 1896 году — 110 станков.

Инструментальный цех изготавливал различного рода инструменты из стали, медные наконечники для ножен холодного оружия, а также домашние приборы: вилки, ножи и прочее; имел в своем распоряжении 16 станков — токарных, вертикально-сверлильных, строгальный, фрезерный, для нарезки гаек и винтов и 2 пресса. Станки приводились в движение 40-сильной паровой машиной системы Компаунд, завода Болиндера (Стокгольм, Швеция). В случае достаточного запаса воды в заводском пруду, станки приводились в действие от турбины механического цеха.

Снарядный цех изготавливал стальные артиллерийские снаряды различного типа и имел для этого 69 токарных станков. 14 станков были выписаны из-за границы от Кокерилля, а другие сделаны собственными средствами. Станки приводились в движение 60-сильной машиной системы Компаунд, завода Леснер (Петербург).Цех железнодорожных скреплений возник в связи со строительством Сибирской железной дороги и готовил подкладки, накладки, костыли и болты с гайками. Он был снабжен молотками Оливера и станками: дыропробивными («комар»), гаечным системы Кольера, для штамповки болтов и заклепок. Станки приводились в действие турбиной Жонваля в 15 лошадиных сил и, в случае недостатка воды, локомобилем в 12 лошадиных сил.

В кирпичном цехе изготавливался огнеупорный кирпич: глиняный — для доменной и пудлинговых печей, и кварцевый — для мартеновского производства.

Энергетическое хозяйство составляли 16 водяных двигателей общей мощностью в 880 лошадиных сил и 8 паровых машин мощностью в 480 лошадиных сил, то есть из общей мощности всех двигателей в 1360 лошадиных сил, на долю водяных двигателей приходилось 64,7 %, паровых — 35,3 %. Причем паровые двигатели имели второстепенное, вспомогательное значение, их использовали только в случае недостатка воды в заводском пруду. Деятели горного департамента справедливо упрекали златоустовских инженеров за их излишнюю приверженность к традиционным водяным двигателям, к началу XX века бывших уже явно архаичными. В последние годы XIX века на заводе введено электрическое освещение всех цехов и территории завода.

Завод располагал заводской дачей площадью в 244611 десятин из них до 200 тысяч десятин находилось под лесом. Ежегодно заготавливалось до 15 тысяч кубических саженей дров и 25-30 тысяч коробов древесного угля. Но леса были в значительной части истощены, завод испытывал недостаток в топливе. Поэтому использовалось до 2 тысяч кубических саженей сухостойного леса, валежника и корней. Проводились опыты по применению торфа. Для действия вагранок закупались донецкий антрацит и кокс. Для хранения древесного угля имелись 3 сарая, вмещавшие до 20 тысяч коробов угля.

В 1895 году завод соединен веткою с Самаро-Златоустовской железной дороги, что увеличило его транспортные возможности. Вместо местных фосфористых руд завод стал использовать руду Бакальского месторождения. Появилась возможность шире использовать мазут: в 1895 году завод сжег 100 тысяч пудов мазута, в 1896 году — 250 тысяч пудов. Для нефтяного хозяйства было построено нефтехранилище и заведены собственные цистерны. Всю экономию в древесном угле предполагалось употребить на выплавку чугуна, с этой целью была намечена постройка второй доменной печи.

Завод в основном выполнял государственные заказы, причем, доля военных заказов составляла около 1/2 стоимости всей производимой заводом продукции, доля частных заказов — до 2/5. По данным 1897 года, из общей суммы всей изготовленной заводом продукции в 1010100 рублей, продукция по казенным заказам составила 621857 рублей (61,6%), в том числе: по заказам военного и морского министерств — 468661 рубль (46,4%), министерства путей сообщения — 94473 рубля (9,4 %), министерству земледелия и государственному имуществу — 58723 рубля (5,8 %), по частным заказам — 388243 рубля (38,4 %).

В 1882 году на заводе работали 1541 рабочий (941 человек — на основном производстве, 600 человек — на вспомогательных), в 1895 году — 3403 рабочих (1747 и 1656 человек), в 1900 году — 4489 рабочих (2394 и 2095 человек).

В конце XIX - начале XX веков на заводе нарастала конфронтация рабочих с администрацией 15 октября 1896 года рабочие завода забастовали, протестуя против намерения навязать им новые расчетные книжки, из которых был изъят пункт о том, что они пользуются правами, предоставленными Положением 8 марта 1861 года. Летом 1897 года два месяца бастовали рабочие Большого прокатного цеха, требовавшие повышения заработной платы и установления 8-часового рабочего дня. Рабочие всего завода высказывали сочувствие забастовавшим, волнения охватили другие цехи. Напуганные власти в апреле 1898 года ввели в завод казачью команду, но одновременно были сделаны рабочим уступки: с 1 мая 1898 года 8-часовой рабочий день с сохранением заработной платы введен во всех горячих цехах, а с 1 сентября — в механических и кузнечных.

В 1896 году возник нелегальный социал-демократический кружок, возглавляемый мастером пудлингового цеха А.С. Тютевым. Кружок пытался руководить стачками рабочих, совместно с челябинским интеллигентским кружком осенью 1897 года создал «Уральский рабочий союз», ставивший целью распространить революционную пропаганду на весь Урал. В докладе русских социал-демократов Международному социалистическому конгрессу в Париже в 1900 года о стачке рабочих Златоустовского завода в 1897 году, добившихся повышения заработной платы и установления 8-часового рабочего дня, было доложено как о значительном событии в революционном движении страны. Летом 1898 года полиция разгромила «Уральский рабочий союз», арестовав наиболее активных его членов. А.С. Тютев в тюрьме заболел скоротечной чахоткой и, выпущенный из тюрьмы, через 11 дней умер. Его похороны в Златоусте 19 июня 1899 года вылились в многотысячную политическую демонстрацию.

В конце 1890-х годов была намечена программа переустройства завода и увеличения на нем выплавки чугуна. В 1899 году в двух верстах от Нижнего завода и в трех верстах от Верхнего началось строительство второй доменной печи, позднее названной Ермоловской, а также развернуты работы по расширению и реконструкции некоторых цехов, оснащению их подъемными кранами, паровыми молотами и тому подобным. Экономический кризис 1900-1903 годов, разразившийся в разгар этого строительства, резкое падение цен и спроса на чугун и многие сорта железа, тяжело отразились на деятельности завода. К тому же, 30 декабря 1902 года случился пожар, сгорели снарядная и механические фабрики.

Тем не менее, в годы экономического кризиса и последующей промышленной депрессии завод, по сравнению с другими предприятиями, находился в лучшем положении. Он производил очень широкий сортамент изделий — от чугуна, мартеновских слитков до водопроводных труб и хирургических инструментов, что позволяло сбывать на рынке значительную часть своей продукции. Сталь в значительных количествах покупалась златоустовскими кустарями, которые изготовляли из нее пользовавшиеся большой популярностью и спросом обеденные ножи и вилки. Устаревшее пудлинговое производство в 1901 году было прекращено.

Экономический кризис замедлил осуществление строительных планов, но реконструкция, хотя и более медленными темпами, продолжалась. 22 мая 1902 года пущена новая доменная печь, названная Ермоловской в честь министра земледелия и государственных имуществ А.С. Ермолова. Она была усовершенствованной конструкции, шотландского типа, имела полезный объем 5050 кубических футов (143 кубических метра), сложенную из огнеупорного кирпича шахту, горн и заплечники набивные с водоохлаждением, суточную производительность в 3500 пудов; температура дутья составляла 368°С, его давление у фурм — 4,47 дюйма. Ермоловская домна в то время была крупнейшей древесноугольной доменной печью, ее производительность почти в 3 раза превосходила производительность старой домны. С пуском Ермоловской домны старая доменная печь была остановлена.

В 1902 году установлен новый универсальный прокатный стан для прокатки железа, требовавшегося для железнодорожных скреплений, построено здание для электростанции. В 1903 году здание пудлингового цеха приспособлено для производства тигельной инструментальной стали по способу Беллера, установлена печь на 40 тиглей вместимостью по два пуда каждый, но это производство оказалось нерентабельным. В 1903 году построено новое здание снарядной фабрики, в нем установлены гидравлические прессы для изготовления 3-х дюймовых (7,62 сантиметра) артиллерийских снарядов, приводившиеся в действие электромоторами. С постройкой новой снарядной фабрики и в связи с русско-японской войной производство снарядов было увеличено в три раза. В 1904 году восстановлена механическая фабрика, которая тоже была оснащена электромоторами.

Экономический кризис ухудшил материальное положение рабочих и еще больше обострил их взаимоотношения с администрацией завода. В марте 1903 года вспыхнула забастовка рабочих, вызванная введением администрацией новых правил найма. 13 марта 1903 года, когда около 2 тысяч рабочих собрались на Арсенальной площади, губернатор Н.М. Богданович отдал приказ выведенным на площадь солдатам стрелять в безоружных рабочих, 69 человек были убиты и умерли от ран. Весть о златоустовском расстреле, «златоустовской бойне» разнеслась по всей России и стала известна за границей. 14 комитетов РСДРП издали прокламации, разоблачавшие это чудовищное злодеяние царской администрации, эсеры приговорили Богдановича к смертной казни. 6 мая 1903 года он был застрелен в Уфе эсером-террористом.

Рабочие завода приняли активное участие в революции 1905-1907 годов, несколько раз бастовали, организовывали митинги и демонстрации, в октябре 1905 года создан Совет рабочих депутатов, в котором большинство принадлежало эсерам.

В годы промышленной депрессии завод работал с убытком, достигавшим ежегодно до 0,5 миллиона рублей (в 1910 году — 556,9 тысяч рублей). Увеличился выпуск артиллерийских снарядов, холодного оружия, шанцевого инструмента (саперных лопат, кирок, топоров и тому подобного). Однако постройка новой мощной домны и частичная перестройка некоторых цехов не ликвидировали технической отсталости завода. Отрицательно сказывались разбросанность цехов, которые создавались стихийно, без определенного плана, их нерациональное расположение. Мартеновские печи и большинство прокатных станов устарели, многие паровые котлы и машины были очень стары, имели низкий коэффициент полезного действия. Мартеновская фабрика пришла «в полную негодность», прокатная — находилась в «жалком положении», кузнечная — резко выделялась «теснотой». Наряду с электрическими двигателями действовали водяные колеса. Завод работал с недогрузкой. Большие расходы вызывала частая смена типов снарядов, что каждый раз требовало переналадки оборудования. Доля военных заказов значительно возросла, уже в 1906 году на частные заказы приходилось только 20 % стоимости всей произведенной заводом продукции. В 1911 году на заводе было занято 5843 рабочих, в том числе: на основном производстве — 4578 человек, на вспомогательных — 1265 человек, из них 985 человек — куренных.

В 1909 году комиссия горного депутата пришла к выводу, что имевшиеся на заводе крупные технические недостатки можно устранить только коренной его перестройкой. Но вопрос о переоборудовании завода решался медленно, кредиты на строительство выделялись очень скупо. Крупный кредит на переоборудование завода был выделен только в 1913 году и не был полностью освоен из-за начавшейся Первой мировой войны. Начатые стройки достраивались уже в период войны и после окончания гражданской войны. Рост выпуска снарядов и расширение механических цехов вызвали увеличение производства металла. В 1913 году завод выплавил 2375,8 тысяч пудов чугуна, 1007 тысяч пудов мартеновских слитков, производство проката составило: в 1912 году — 609 тысяч пудов, в 1913 году — 473 тысячи пудов.

В годы Первой мировой войны завод полностью перешел на выпуск предметов вооружения, производство мирной продукции было свернуто. В течение всей войны завод поддерживал на высоком уровне выплавку чугуна (в 1914 году — 2280 тысяч пудов, в 1917 году — 1957 тысяч пудов), производство мартеновской стали увеличено до 1503 тысячи пудов в 1915 году и 2652 тысячи пудов в 1916 году, резко возрос выпуск снарядной стали, которая составила 50 % от общего объема выплавленной стали, увеличился выпуск проката, из-за нехватки рабочей силы, трудностей с заготовкой руды и топлива, выплавка чугуна в начале войны снизилась (1915 год — 1146 тысяч пудов, 1916 год — 1669 тысяч пудов), но в целом, благодаря лучшей обеспеченности сырьем и топливом по сравнению с другими предприятиями, привилегированному положению по железнодорожным перевозкам и обеспечению рабочей силой, крупным ассигнованиям из военного фонда — заводу удалось сохранить объемы металлургического производства на достаточно высоком уровне, близком к довоенному.

В несколько раз увеличился выпуск артиллерийских снарядов, холодного оружия и шанцевого инструмента. Завод изготовлял военные 3-х и 6-ти дюймовые снаряды, в том числе и бронебойные, для полевой, береговой и морской артиллерии. Для расширения снарядного производства в конце 1915 — начале 1916 годов заказаны 2 турбогенератора и 250 станков, к середине 1916 года уже были установлены 74 новых металлообрабатывающих станка. К концу войны по выпуску артиллерийских снарядов завод занял первое место среди других уральских снарядных заводов.

На заводе развернулось большое строительство. Сооружалась новая более крупная доменная печь (осталась недостроенной). В новой мартеновской фабрике, построенной в 1913-1914 годах, пущены печи: на основном поду емкостью в 30 тонн и на кислом поду — в 20 тонн, в 1917 году вступила в строй третья печь на основном поду, с садкой в 35 тонн. Общее число мартеновских печей в заводе достигло 6. При Ермоловской домне пущен новый чугунолитейный цех. В 1915 году началось строительство новой прокатной фабрики, спроектированной по последнему слову тогдашней техники, с производительностью в 3,5-4 миллионов пудов проката в год (осталась недостроенной). Территория завода расширена, построены новые складские помещения, подъездные пути и тому подобное. Пущена центральная силовая электростанция, общей мощностью всех двигателей завода усилена до 7055 лошадиных сил.

В 1914 году на заводе было занято рабочих 9157 человек, в 1917 году — 16772 человека. В марте-июле 1918 года в Златоуст эвакуировано оборудование Сестрорецкого оружейного завода из-под Петрограда, что усилило производственный потенциал завода.

Производство артиллерийских снарядов на Златоустовском заводе в 1900-1917 годы, штук

Годы Артиллерийские снаряды Годы Артиллерийские снаряды
1900 63266 1911 182189
1902 20986 1912 220000
1903 44995 1913 223600
1904 133488 1914 438748
1905 185477 1915 693626
1906 194426 1916 835337
1907 202758 1917 1011600
1910 137481

После Февральской революции 1917 года в Златоусте 2 марта создан Совет рабочих депутатов, в конце мая — начале июня на заводе введен рабочий контроль, позже образован фабрично-заводской комитет. После Октябрьской революции руководство заводом фактически перешло в руки фабрично-заводского комитета, но положение на заводе оставалось сложным: до 17 марта 1918 года в Златоустовском Совете преобладали правые эсеры, сохраняли свою власть Горный начальник и управители заводов, значительная часть рабочих находилась под влиянием эсеров и меньшевиков, рабочие завода, как отмечал позднее Уфимский губернский съезд РКП (б), «еще не отрезвились от дурмана мелкобуржуазных партий», участвовали в забастовках в защиту Учредительного собрания и против заключения Брестского мира.

Производительность Златоустовского завода в 1881-1925/1926 годы, тысяч пудов

Годы Чугун Полупродукт Готовый продукт (прокат)
Железо пудлинговое (куски) Мартеновские слитки
1881 348 - - 49
1882 137 - 9 52
1883 325 9 25 69
1884 281 18 44 59
1885 251 6 64 59
1890 276 116 35 229
1895 214 93 260 348
1898 596 173 476 627
1899 627 258 619 663
1900 775 110 644 594
1901 766 - 710 562
1902 909 - 611 550
1903 1015* - 673 462
1904 747* - 468 394
1905 Не действовал 19 346 416
1906 877* 35 605 714
1907 988* 336 618 745
1908 1296* - 332 507
1909 544* - 615 554
1910 1474* Не производилось 356 355
1911 2225* 393 423
1912 2365* 857 609
1913 2395* 1007 473
1914 2280* 1102 Сведений нет
1915 1146* 1503 <<
1916 1669* 2652 <<
1917 1957* Сведений нет <<
1918 705* << <<
1919 Сведений нет << <<
1920-1923 Не действовал << <<
1924/1925 1346* << <<
1925/1926 2075* 4042 <<

*Только Ермоловская домна.

17 апреля 1918 года решением Управления национализированными предприятиями Урала должности Горного начальника и управителей заводов ликвидированы, управление заводами передано Временному правлению, состоявшему из 7 членов фабрично-заводского комитета, руководство технической частью возложено на специально уполномоченных для этой цели инженеров. В соответствии с программой демобилизации военной промышленности, намеченной Советским производством, предполагалось организовать на заводе выпуск материалов для сельскохозяйственного машиностроения: прокатку специальных профилей для частей сельскохозяйственного инвентаря—лемехов, зубьев борон, рам плугов и тому подобного; болтового товара — болтов, гаек, шайб, заклепок, шплинтов, петель; наждачных кругов; частей к молотилкам, гаечных ключей и другого мелкого штампажа.

Развернувшаяся в стране гражданская война помешала осуществлению этих проектов. 25 июня 1918 года Златоуст был занят частями белой армии, колчаковцы пытались наладить на заводе широкомасштабный выпуск военной продукции для своей армии, но из-за нехватки сырья и топлива, продовольствия, финансовых средств в марте 1919 года завод был фактически остановлен. Летом 1919 года, при приближении наступающей Красной Армии, колчаковское правительство приняло решение эвакуировать завод. Оборудование, 40 % служащих и 16 % рабочих (около 1800 человек) в 600 вагонах были вывезены в Сибирь, где они оказались разбросанными по разным городам и железнодорожным станциям. 13 июля 1919 года в Златоуст вступили части Красной Армии.

Возобновить производство удалось лишь к лету 1920 года, когда были разысканы в Сибири и возвращены на завод оборудование, рабочие и инженерно-технические работники, эвакуированные колчаковцами. Важную роль в реэвакуации завода и его персонала сыграли уполномоченный Урал-сибкома В.П. Сулимов и инженер В.Ф. Фидлер.

К началу восстановительного периода оборудование Ново-Златоустовского завода (Ермоловская домна, расположенные у нее новая мартеновская и литейная фабрики, недостроенная прокатная фабрика) было в большей своей части современным, но недостроенные доменная печь № 2 и прокатная фабрики требовали дооборудования, доменная печь № 1 нуждалась в ремонте. На территории старого завода оборудование (за исключением снарядных и механических цехов) было технически отсталым, находившиеся там 3 мартеновских печи и 3 прокатных стана устарели, были изношены. Поэтому в 1920 году металлургическое производство на старой территории завода было прекращено. Сырье и полуфабрикаты — чугун, мартеновские слитки и другое, прокатные и механические цеха старого завода — стали получать с Ермоловской домны и новой мартеновской фабрики.

Восстановление завода проходило в трудных условиях хозяйственной разрухи, голода, острого топливного и транспортного кризиса. Число рабочих на заводе к концу 1920 года сократилось до 4825 человек, понизился уровень их квалификации. В 1923 году пущен стан «400», в 1924 году — листопрокатный стан. В конце 1924 года задута домна № 1, в 1925 году — пущены две печи в новомартеновском цехе, сданы в эксплуатацию стан «600» и мелкосортный стан, позже пущена третья мартеновская печь. В 1926 году вступил в строй стан «800». В 1924/1925 годах завод выплавил 22041 тонну чугуна (1345,6 тысяч пудов), в 1925/1926 годах — 33984 тонны чугуна (2074,7 тысяч пудов) и 66214 тонн (4042,4 тысяч пудов) стали, то есть по выплавке чугуна достиг дореволюционный уровень, а по выплавке стали превзошел его более чем в 2 раза.

Расширение масштабов производства, территориальная разбросанность цехов, формирование у Ермоловской домны обособленного производственного комплекса с законченным металлургическим циклом, устарелость и изношенность металлургического оборудования старого чугуноплавильно-железоделательного завода вызвали раздел завода с 1 октября 1925 года на три самостоятельных предприятия: главный старый завод, лишившийся металлургических производств, получил название механического завода, из него выделились в самостоятельные заводы — металлургический, на базе комплекса цехов у Ермоловской домны, и абразивный, специализировавшийся на выпуске огнеупорных изделий.

При разделе имущества металлургическому заводу отошел весь комплекс цехов, сложившийся у Ермоловской домны и включавший в себя полностью все доменное и литейное производства и более 3/4 мощности сталеплавильного производства. В механическом заводе остались две мартеновские печи вместимостью каждая по 15 тонн, один среднесортный прокатный стан, механические и кузнечные цеха, производства снарядные и по изготовлению холодного оружия. Все три вновь созданных завода входили в состав треста «Уралмет», обслуживались общими вспомогательными цехами: котельным, модельным, литейным и другими, а также оставшейся при металлургическом заводе силовой электростанцией мощностью в 10250 киловатт.

Обособление от металлургии механического и керамического производств позволило углубить специализацию предприятий, резко поднять производительность металлургических агрегатов, ввести более четкое разделение труда и повысить производительность. До 60-70% своей продукции металлургических заводов поставлял механический. Сам механический завод своими металлургическими средствами должен был изготавливать специальные стали.

Механический завод, оставшийся основным приемником и наследником старого Златоустовского завода, кроме подразделений оборонного значения, имел цехи: машиностроительный, оснащенный крупными зубофрезерными, расточными и тяжелыми токарными станками, выпускавший прессы, молоты, прокатные станы и тому подобное крупное и мелкое оборудование; инструментальный, изготавливавший лесорубный, столярный, режущий и измерительный инструмент; косный, заново оборудованный; кузнечный, переведенный во вновь построенное здание, оснащенный новым оборудованием; деревообрабатывающий, капитально перестроенный и другие. В 1926 году завод выдал 140 тысяч топоров, 30 тысяч лопат, 145 тысяч вил. Годовая продукция механически обработанных изделий в 1927/1928 годах составила 850 тонн. Среднепрокатный цех был перенесен на правый берег реки Ай, модернизирован, оснащен электрическими двигателями.

Завод освоил производство инструментальной стали, самозакалки, хромоникелевой, ферровольфрамовой и других сортов специальных сталей, в 1926-1927 годах впервые в СССР решил проблему изготовления нержавеющей стали, а затем и организовал ее массовое производство. К началу 1930-х годов окончательно определился инструментальный профиль предприятия: объем производства инструментов составлял в 1930 году — 20 %, в 1931 году — 35 %, в 1932 году — 70 % от общего количества выпускаемой продукции. 28 ноября 1931 года завод переименован в инструментальный завод-комбинат имени В.И.Ленина.

Увеличение объемов выпускаемой металлопродукции потребовало расширения собственной прокатной базы. В 1931 году началось строительство новопрокатного цеха, в котором пущены четыре стана: 1 июля 1934 года —листовой, 30 апреля 1935 года — крупносортный «600», 3 июня 1935 года — стан «350», затем — стан «270». Старый среднесортный стан в январе 1935 года демонтирован. В 1932 году в маленькой электропечи отлита первая в СССР хромоникелевая сталь. Завод выполнял ответственные народнохозяйственные заказы: изготовлял запчасти для Челябинского тракторного завода, лопатки для турбин, валы для судоверфей, прессы для Горьковского автомобильного завода, пустотелую буровую сталь, освоил выпуск шарикоподшипниковой стали и тому подобного, выпускал столовые ножи и вилки, кислотоупорную сталь для зубных коронок. За годы первых пятилеток завод вырос более чем в два раза. На заводе было занято 15,5 тысяч рабочих.

В годы Великой Отечественной войны 1941-1945 годы завод был одним из главных поставщиков артиллерийских снарядов для фронта, выпускал другую оборонную продукцию. Из общего количества снарядов, выпущенных заводом, 48,9 % составляли бронебойные. Производственные мощности завода в период войны были значительно усилены за счет оборудования и рабочих кадров эвакуированных из западных район страны оборонных заводов, выпуск валовой продукции увеличился почти в два раза, а по некоторым видам изделий — в 10-17 раз, были построены новые цехи — твердых сплавов, ремонтно-механический и другие.

В послевоенный период завод освоил производство буровых установок для нефтедобывающей промышленности (1946 год), самоходных комбайнов (1948 год), домашних холодильников «Полюс» (1966 год), экскаваторов и навесного оборудования, магнитных пускателей и тому подобного. В 1966 году награжден орденом Трудового Красного Знамени.

С 1948 года по 1992 год завод назывался машиностроительный имени В.И.Ленина, в 1992 году преобразован в производственное объединение ОАО «Булат». В 1992-1993 годах освоено производство газовых отопительных устройств и электромагнитных муфт.

Литература:

Металлургические заводы Урала XVII-XX вв. Энциклопедия. УроРАН, Академкнига; Ект, 2001. ISBN: 5-93472-05-0

Краткое описание производств Златоустовского завода. Нижний Новгород, 1896.

Чепуров А. А. На защите Отечества: Военное производство Златоустовского завода с 1811 по 1945 годы. Златоуст, 1993.

Пешкин И.С. Павел Петрович Амосов. М., 1954.

Сорокин Ю.Н. Роль П.М. Обухова в основании сталелитейного производства в России // Труды института истории естествознания и техники. М., 1955. Т.З.

Верзаков Н. Златоустовский им. Ленина: Из истории Златоустовского орден Трудового Красного Знамени машиностроительного завода имени В.И.Ленина. Челябинск, 1971.

« Назад к списку

МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ

Златоустовский завод Общая карта

Общая карта

Златоустовский завод Местная карта

Местная карта